85-летняя узница концлагеря, которой новгородские власти отказали в получении жилья, начала принимать пищу
Наверх