История одной блокады. Новгородец вспоминает: холод, голод и бомбежки, казалось, будут вечными
Наверх